Falcão (falcao) wrote,
Falcão
falcao

  • Mood:
  • Music:

о ценности слов

В математических текстах нередко встречаются обороты с повторами однокоренных слов. Например: "множество всех подмножеств данного множества". При желании можно избежать такого эффекта, но в принципе этот оборот выглядит для математиков достаточно привычно.

Я часто обнаруживал, что при написании текстов у меня то и дело возникают словоповторы. Избавляться от них приходится уже на стадии перечитывания. Почему-то в момент написания я этих повторов почти не слышу. Возможно, причиной является то, что от уже написанной фразы в голове остаётся только её смысл, а сами слова как бы исчезают.

Я часто вспоминаю один словесный шедевр, который был опубликован в далёкие советские годы в сатирическом журнале "Крокодил". Там в конце номера имелась рубрика "Нарочно не придумаешь", где печатались разные смешные фразы, встретившиеся кому-либо из читателей (объявления, надписи, цитаты из документов и т.п.). Типа, на бидоне лежит бумажка: "Настя, в сметану воды не доливай -- я уже долила" :)

Фраза, которая мне запомнилась, звучала так: награждение наградами награждённых, не награждённых наградами на награждении состоится там-то и тогда-то. Один и тот же корень повторён 6 раз. Тем не менее, фраза совершенно осмысленная. В ней вообще-то нет ни одного лишнего слова. Впечатляет то, что одно и то же слово (без каких-либо изменений формы) используется дважды в разных смыслах, причём по отношению к одним и тем же лицам. Например, слово награждённый в первом случае означает того, кому была выписана награда, а во втором -- того, кому её вручили на церемонии. Или слово награждение, которое во втором случае и означает эту самую церемонию, а в первом -- имеется в виду повторная процедура. Кстати, слово наградами здесь тоже не лишнее, потому что наградить можно и грамотой, например. Мне лично анализ этого текста почему-то доставляет удовольствие.

Возможно, это идёт от математики. Я как сейчас помню день перед первым сентября, когда мне надо было идти учиться в 6-ой класс. Отец мне тогда сказал: вот, ты будешь учиться по новому учебнику. Я открыл первый параграф. В нём содержалось три определения: окружности, круга и геометрической фигуры. При прочтении первого определения я испытал некоторое недоумение. Звучала дефиниция так (помню практически дословно с тех самых пор): множество всех точек плоскости, находящихся на данном расстоянии от данной точки, лежащей в этой плоскости, называется окружностью. Отец моё недоумение развеял, пояснив роль каждого слова. Зачем нужно слово всех? Потому что если его не добавить, то под определение будет подходить и какая-то часть окружности -- например, дуга. Пояснены были и необычные для меня обороты "данное расстояние" и "данная точка" -- пока они не даны, мы не знаем, о какой окружности идёт речь. Особая тонкость была связана с последним оборотом, касающимся того, что заданная точка лежит в этой же плоскости. С содержательной точки зрения ясно, что это условие в принципе лишнее. Но разгадка тут простая -- стереометрию начинают изучать позже, и поэтому всё действие происходит в одной и той же плоскости.

Недоумение вызвало у меня и третье определение: геометрической фигурой называется любое множество точек. Я спросил: а точка -- это тоже фигура? А пустое множество? Мне было сказано, что да. То есть никакие ограничения тут на самом деле не нужны. Скажем, пересечение фигур (их общая часть) всегда тоже является фигурой, что очень удобно. Сделанные за день до начала учёбы разъяснения меня сразу настроили на правильный лад, и больше я никакого недоумения уже не испытывал. А самым главным было сформировавшееся у меня тогда убеждение, что всё можно и нужно понимать до конца. Без этого я сейчас себя просто не мыслю.

Ещё один пример на близкую тему связан с личностью, про которую многие наверняка уже забыли (а кое-кто мог и просто не знать). Был во времена Горбачёва такой Вадим Андреевич Медведев -- идеолог КПСС. (Он и сейчас находится где-то при Горбачёве -- в так называемом Горбачёв-Фонде.) Идеолог этот относился к консервативному лагерю. Помню, что многие недоумевали: почему же не назначен на пост идеолога Александр Яковлев (который фактически этим делом и заправлял)? Так или иначе, выступления Медведева производили негативное впечатление: говорил он очень сухим, официальным языком, что никак не вязалось со сладостным "духом перемен". Про Медведева часто говорили, что это какая-то "серая мышь". Именно так он в принципе и выглядел. Я с какого-то момента старался не пропустить ни одного его выступления по TV. Слушая отборнейший, чистый "канцелярит", я от души хохотал. Причём всё это говорилось с какой-то особой интонацией -- кто слышал, тот знает. Я уже потом задним числом понял причину: Медведев долгие годы работал преподавателем, вещал политэкономию с кафедры. Когда до моего сознания это дошло, то многое встало на свои места.

Мне запомнилась одна медведевская речь, посвящённая приватизации. Она была даже записана на видео, чтобы слушать её вновь и вновь. Это было нечто. Я просто ловил кайф: надо было видеть, какими жестами всё это сопровождалось. К тому моменту я уже полностью "вошёл во вкус". Многие мои знакомые, кстати, совершенно не могли понять, а что же я в этом нахожу особенного? Они прекрасно представляли себе эти речи, и в их глазах это была пустопорожняя болтовня, а моё "увлечение" выглядело каким-то извращением. Исключение составляли мои домашние, которые смотрели все эти выступления вместе со мной и тоже в какой-то момент "словили кайф". Тут нужно было просто отнестись к явлению внимательно. Речь о приватизации (было это ещё задолго до Гайдара) была довольно длинной. Я её хорошо запомнил и иногда веселил людей, пародируя Медведева во всём, что касалось его дикции, жестов и интонации. Я хочу привести только одну цитату, где речь шла о целях приватизации. Вот высказывание на этот счёт: "таких целей, в общем, формулируется, насколько мне удалось уловить, три".

Меня эта фраза восхищает, так как при всей кажущейся маразматичности она построена с некоторой задумкой. В ней, как и в математических определениях, нет ни одного лишнего слова. Почему бы не сказать: "таких целей три"? Э-э, нет. Так бы получилось, что это чуть ли не закон природы. Во-первых, цели можно как-то подразделять или измельчать -- отсюда оборот в общем. Далее, цели существуют не в платоновском мире, а всего лишь в формулировках, что оправдывает слово формулируется. Потом, в принципе могут существовать и какие-то другие цели, до которых "аффтар" не додумался, в результате чего возникает эта трогательная оговорка насколько мне удалось уловить.

Парадоксально, но оказалось, что даже у "серой мыши" в принципе есть чему поучиться. Я взял тогда эти приёмы на вооружение и не раз потом применял их в подходящих ситуациях. Скажем, при написании каких-либо отчётов (которые я, к счастью, пишу редко, но иногда приходится) подобный стиль очень даже уместен.

Есть, правда, и свои отрицательные стороны. Любой приобретённый опыт (даже такой экзотический) несколько опасен: он создаёт трудности в общении с теми, кто не проделал соответствующих умозаключений. Хотя процентов 90 написанного мной в ЖЖ создаётся совершенно спонтанно, часто бывает так, что какой-либо важный тезис я подаю в уже отточенной форме. При этом роль каждого слова предельно важна. Фраза при этом получается неустойчивой: при малейшем "шевелении" смысл её кардинально меняется. Люди же могут игнорировать тонкости (как привыкло делать подавляющее большинство), и я сталкиваюсь с ситуацией "испорченного телефона", когда сказанные мной вполне невинные вещи трактуются и пересказываются совершенно превратно. За последние дни я попадал в такую ситуацию как минимум дважды (оба раза это были длинные ЖЖ-дискуссии), что меня несколько настораживает. Приведу один из примеров, опуская ненужные детали.

Речь шла о двух исторических источниках, скажем X и Y. Источник Y всеми считался и считается совершенно надёжным; ставить его под сомнение вроде как и неприлично. Об источнике X широко идут споры, т.е. по крайней мере поднимать вопрос о его подлинности не считается страшной ересью. Имеется современная работа, где при помощи лингвистического анализа показано, что оба источника происходят как бы из одного корня (я несколько огрубляю, но это неважно). Из этого делается вывод: надёжность источника X научно подтверждена; вопрос решён окончательно и бесповоротно. Я на это заметил, что факт близости источников может служить как раз аргументом в пользу ненадёжности источника Y! Для меня это совершенно тривиальный ход мысли -- имеется в виду, что если мы по-прежнему сомневаемся в источнике X (а никаких новых данных про него мы не получили), то чем это не повод заодно усомниться в источнике Y? Совершенно законное рассуждение. Однако моя фраза была пересказана с исключением слова "может", которое здесь ключевое, и получилась чушь, которой я не говорил. Дискутировал я с человеком весьма интеллигентным и сдержанным. В результате он был доведён чуть ли не до "точки кипения". Причём по образованию он как раз словесник, то есть должен по идее понимать роль и вес каждого слова.

Неужели только математики способны по-настоящему ценить слова?
Tags: словесность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →