Falcão (falcao) wrote,
Falcão
falcao

  • Mood:
  • Music:

"Я могу говорить" (c)

Написано по мотивам моего коммента в журнале solantis_s

Мне в своё время очень понравилось слово "псевдоклассический". Я его позаимствовал у шахматиста Арона Нимцовича, который был новатором и в своей книге "Моя система" жёстко критиковал тех игроков, кто придерживался устаревших стандартов и принципов.

Хотя это и не имеет отношения к делу, но я не могу удержаться от того, чтобы вспомнить смешной пример из этой книги. В одной из партий Нимцович загнал вражеского ферзя пешками в такое место, откуда ему было совершенно не выбраться. Комментарий: "подобная позиция ферзя обычно встречается только в задачах" :)

Имелось в виду, что в шахматных партиях такого быть обычно не может, а составители шахматных этюдов часто выбирают очень причудливую расстановку фигур на доске.

Я обычно употребляю слово "псевдоклассика", когда завожу разговор о несовершенном языке, при помощи которого пытаются выражать какие-то мысли философского характера. Язык этот давно нуждается в радикальной "чистке", однако многие по инерции продолжают говорить по-старому. Я сейчас хочу расмотреть этот эффект на примере использования глагола-связки "есть".

В современном языке она часто понимается как отождествление. Часто также речь идёт об обладании неким свойством: Сократ (есть) человек. Но этого языка недостаточно.

В математике, как известно, одно из наиболее важных понятий -- это понятие функции. В школе обычно говорят, что функция -- это правило, которое чему-то что-то сопоставляет. Например, ученику сопоставляет его годовую оценку по математике. Такие вещи везде встречаются постоянно. И тем не менее, если взять классическую философскую литературу, можно заметить (это сильно бросается в глаза), что с выражением этой простой мысли постоянно возникают какие-то "корчи". Люди как будто боятся слова "сопоставим" или оборота "соответствует". Постоянно происходит соскальзывание на старый и неразвитый язык. И получается, что ученик есть его школьная оценка за год. (Примеров так много, что не хочется даже воспроизводить что-то конкретное.)

Самое смешное здесь то, что с абстрактным определением функции сами математики разобрались очень поздно, чуть ли не в XX веке. В одной из своих известных книг Литлвуд приводит обширную цитату из учебника по комплексному анализу, где на протяжении нескольких страниц идёт переливание из пустого в порожнее из-за плохого определения функции. В математических учебниках нередко фигурировали "уголовные" определения. Я вздрагиваю, когда слышу о "зависимости одной величины от другой". Тут ещё очень сладкА пресловутая "величина" -- это от физики идёт. То есть у них получается, что ученик -- это тоже "величина" :)

Я, к счастью, учился по новой программе, где все эти трудности были уже разрешены. Это давало какое-то просветлённое ощущение. Наподобие того, как в сцене, предваряющей фильм Тарковского "Зеркало": "я могу говорить".

Кстати, в логике а-ля-Аристотель фактически есть только две части речи -- существительное и прилагательное. "Крокодилы зелёные". Глаголов там нет. Потому что фраза "все лошади умеют летать" -- это в точности "все лошади -- летающие". А вот понятие правила позволяет ввести в язык уже настоящие глаголы. Функция, в соответствии с самим названием, действует. А без этого получается какой-то язык глухонемых. И до методологии -- как до Луны.
Tags: логика, мышление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments